Активные ставки Прошедшие ставки Рейтинг участников
Календарь скачек Результаты скачек
Новости Скачки Случной сезон Индустрия Зал славы Аукционы English
Лошади Жокеи Тренеры Коневладельцы Коннозаводчики Ипподромы
по лошадям по производителям по жокеям по тренерам по коневладельцам

Мэн О'Уор

Посвящается памяти Юрия Борисовича Николаева, возглавлявшего в разные годы Северокавказский трест конных заводов и ипподромов, Ульяновскую и Куйбышевскую ГЗК, Прилепский конный завод №2. Под руководством Юрия Борисовича конный завод Якова Бутовича в Прилепах стал одним из ведущих в стране как в рысистом, так и в чистокровном верховом коннозаводстве. Впоследствии данное чистокровное поголовье составило племенную основу Бесланского конного завода.

В своей книге «Практика и теория чистокровного коннозаводства» великий отечественный ипполог Владимир Оскарович Витт пишет, что Фэйр Плэй, создавший самостоятельную ветвь в американском коннозаводстве, спас в США мужскую линию Мэтчема. Но родоначальником самостоятельной линии надо считать его сына Мэн О’Уора – потомка Мэтчема в 12-м колене. Надо отметить, что Фэйр Плэй родился в заводе Августа Белмонта (имя которого, как и лорда Дерби, стало нарицательным и было присвоено одному из главных призов США – Белмонт Стэйкс, 2413 м).

Фэйр Плэй хорошо скакал в США, но, выступая в Англии, шесть раз был без места, и несмотря на это был оставлен производителем в своем заводе. И эта вера в жеребца была оправдана его приплодом.

История небольшой линии Мэн О’Уора интересна и поучительна тем, что многие иппологи указывают на то, что этот жеребец был одним из самых блестящих скакунов, когда-либо выступавших на ипподромах США. При 21 выступлении он 20 раз был первым, установил пять мировых и четыре местных рекорда, побеждая на дистанциях от 1000 до 3200 м (где установил мировой рекорд) и, как правило, отрываясь на 10–20 корпусов. Даже великий Секретариат не достиг большего. Мэн О’Уор не стал «трижды венчанным» лишь потому, что в трехлетнем возрасте впервые выступил в Прикнесс Стэйкс, минуя Кентукки Дерби.

Матерью Мэн О’Уора была Махуба, дочь Рок Сэнда, огромную тягу к дочерям и внучкам которого имел Фэйр Плэй. В заводе успех Мэн О’Уора был не столь велик, как на ипподроме, но все же его имя по праву носит целая линия в чистокровном верховом коннозаводстве. Он дал 64 победителя в классических скачках (то есть 16,9% от 379 полученных от него жеребят), выигравших более $ 3 000 000, что было огромной суммой для того времени.

Мэн О’Уор вошел в историю США еще и тем, что является отцом единственного представителя Америки, выигравшего Большой Ливерпульский стипль-чез – самый сложный стипль-чез в мире. Этим победителем был Бэттлшип (1927 г.р.), выигравший стипль-чез в 1938 году, то есть в 11-летнем возрасте, что еще раз подтверждает крепость конституции и долговечность лошадей этой линии. Сам Мэн О’Уор дожил до тридцати лет, и только двум его сыновьям удалось стать продолжателями линии – Уор Эдмиралу (1934 г.р.) и Уор Релику (1938 г.р.).

Уор Эдмирал прославился на ипподроме, став «трижды венчанным», его дети хорошо скакали, но, к великому сожалению, мы не наблюдаем его сыновей среди продолжателей линии. Видно, так устроено природой, что в большинстве случаев выдающиеся скакуны становятся отцами классных маток – родоначальниц маточных гнезд и семейств, дающих от менее классных скакунов продолжателей линий. Дочери Уор Эдмирала сыграли большую роль в развитии породы и стали связующим звеном с другими линиями. От дочерей Уор Эдмирала получены Невер Сэй Дай от Назруллы, победитель Английского Дерби (его сын Контанкт от Корренц работал в конном заводе «Красноармейский» им. А. И. Майстренко, где дал ряд полезных лошадей, особенно кобыл); Бакпассер от Том Фула; Хойст Тзе Флэг, отец двукратного победителя приза Триумфальной Арки (1977, 1978), продолжателя линии Рибо — Элледжда. Дочь Уор Эдмирала – Прайслесс Джем – дала Алле Франс, победительницу приза Триумфальной Арки, ставшей в дальнейшем выдающейся маткой, и ряд других известных лошадей.

Основным и единственным продолжателем линии стал Уор Релик от кобылы Фрайарс Карс, внучки Рок Сэнда, на которого он инбридирован в степени III–III. Анализируя развитие линии Фэйер Плэя – Мэн О’Уора, невольно задумываешься над тем, кто сыграл большую роль в формировании линии: вышеуказанные жеребцы или Рок Сэнд, на дочерях и внучках которого она была создана. При формировании линии Фэлариса такую же роль сыграл Чосер, сын Сент Саймона. Рок Сэнд, выигравший 2000 Гиней, Дерби и Сент-Леджер (основатель побочной линии знаменитого Стоквелла), встречается по женской линии и у других известных лошадей, так в образовании двух ветвей в линии Прэнс Роза, а именно Принцкилло и Прэнс Шевалье.

Уор Релик имел довольно скромные успехи на ипподроме (9 побед при 17 стартах), причем только три из них относились к категории «стэйкс». Владелец конного завода «Фэйруэй Фарм» не стал его продавать, а оставил в своем заводе где он дал 14 победителей «стэйкс», четверо из которых выиграли скачки первой группы. Лучшие места, которые Уор Релик занимал в списке жеребцов-производителей, были шестое и тринадцатое. Два его сына – Интент (1948 г.р.), рожденный в США, и вороной Релик (1945 г.р.) – стали продолжателями линии в Европе. Интент, от кобылы из линии Сендриджа, стал отцом отличного спринтера Интеншенелли, полученного от внутрилинейного спаривания дочери Дискавери, опять же при инбридинге на Рок Сэнда. Интеншенелли оказался хорошим производителем, дав основного производителя-продолжателя линии Ин Риэлити, оставившего коннозаводству США семь сыновей, двадцать семь внуков и семь правнуков, большинство из которых работают производителями. Ин Реэлити инбридирован на родоначальника Мэн О’Уора и не имеет в своей родословной ни Неарко, ни Гипериона, ни Принцкилло. Он выиграл четырнадцать скачек из 27-ми и девять раз был вторым, среди его побед – Флорида Дерби и Джерси Дерби, что надо признать удачным, так как соперниками его по скачкам часто был знаменитый Дамаскус из линии Тедди. Среди потомства Ин Риэлити надо отметить таких классных лошадей, как: Вэлид Эппил, давшего шестерых работающих в США сыновей, Билив Ит, отца Аль Мамуна ($ 1 249 094) и Гарторна, Релонча давшего восемь производителей, Ноун Фэкта, давшего в Англии Уорнинга — отца Диктата и Пикколо.

Судьба вороного Релика (от Брайдл Колорс) сложилась несколько иначе. Он пробыл в США лишь один сезон, после чего его купил французский коннозаводчик Франсуа Дюпре и перевез во Францию. В этой стране Релик пробыл до 1957 года, а затем до 25 лет продуцировал в Англии. Из той единственной ставки в США от Релика был получен классный Олден Таймс, давший отличного спринтера Хэгли, который интересен коннозаводству России тем, что его сын Маграна, победитель многих европейских скачек во Франции, Австрии и Турции, был в тренинге у нашего тренера Казбека Бедоева и в дальнейшем им же был вывезен через Югославию в Россию. В настоящее время Маграна стоит производителем в ЗАО «Байсад», и его дети в сезоне 2008 года впервые приняли участие в скачках на ипподромах страны.

Но нас больше интересует другой сын Релика – О’Грэйди, отец Бехистоуна, с которым связана работа в наших конных заводах. Мать О’Грэйди – Эннз Туин – представляет дистанционную линию Дарк Рональда по отцу и другую дистанционную линию, Алькантара II, по матери. О’Грэйди (1953 г.р.) отличался очень эффектным экстерьером при росте 167 см и годовиком был продан на аукционе за рекордную по тем временам сумму 4 000 000 старых франков.

Его сын, караковый Бехистоун, родился в 1963 году во Франции, его мать Беотии была дочерью Уордена II линии Раблэ. Бехистоун выиграл шесть скачек и занял шесть платных мест, среди его побед – три скачки 1-й группы: приз Люпен, приз Ганай (оба 2100 м) во Франции и Большой Вашингтонский международный приз (2412 м) в 1966 году, в котором он обыграл на семь корпусов нашего Анилина. В призах Жокей-клуба (Дерби) и Гран-при де Сен-Клу (2500 м) Бехистоун занял третьи места.


Сверху: Бехистоун, Уор Релик; внизу: Раут, Фэйрплей

В 1968 году Бехистоун был импортирован в Англию, но продолжателем линии он не стал. Может быть, роковую роль в этом сыграл его рост 174 см, который он часто передавал своему потомству – таких лошадей обычно берут в барьерные скачки и стипль-чезы, где больше ценятся мерины, что в большой степени касалось и потомства Бехистоуна. Жеребцов в Англии он не оставил, зато его имя встречается в родословных у кобыл – так, хорошо скакавший в Англии, победитель пяти групповых скачек Мубарак – от дочери Бехистоуна и дербиста Морстона, отца работавшего в конном заводе «Восход» Уитстеда из линии Рибо.

В 1973 году Бехистоун в десятилетнем возрасте был куплен в Чехословакию. Любопытно вспомнить, например, что Тедди был продан в США в восемнадцать лет и стал там выдающимся производителем, а эпсомский дербист 1780 года Дайомед после двадцатилетнего безуспешного использования в Англии был продан за бесценок в США, где дожил до тридцати лет, став выдающимся производителем, его потомок Лексингтон (1850 г.р.) был самым популярным производителем в США во второй половине XIX века. Во всех этих случаях большую роль сыграл географический гетерозис.

Так, в Чехословакии Бехистоун дал ряд интересных лошадей во главе с дербистом Валдаем от дочери Масиса Валентины (позже она была отправлена в конный завод «Восход» под Айвори Тауэра, от которого дала еще одного дербиста – Восхода, названного в честь хозяйства, где он родился), а от ранее выведенной из Онуфриевского конного завода дочери Дерзкого Мадлен был получен классный Мацао. По обоюдной договоренности между конными заводами «Восход» и «Напаедла» был произведен обмен кобылами. В Чехословакию под Бехистоуна были отправлены три кобылы: Ганка (Бальто – Графировка), Фарба (Бальто – Фраза) и Рагуза (Гарнир – Романтика). Такое же количество кобыл было подведено под Айвори Тауэра.

Надо отметить интересную вещь: ранее ни Бехистоун в Чехословакии, ни Айвори Тауэр в СССР чемпионами-производителями не были, но после испытания их приплода, полученного в результате обмена, Айвори Тауэр стал чемпионом Чехословакии, а Бехистоун – чемпионом СССР. Подбор под Бехистоуна дочерей Бальто был чреват большим риском получить приплод с плохими передними конечностями, так как и дочери Бальто, и Бехистоун имели «строгие» бабки, но Бог миловал, а вот главк – нет, объявив выговор за плохой подбор. Но время расставило все на свои места, все три кобылы дали классный приплод и по производителю, на которых мы остановимся подробно.

При подборе дочерей Бальто к Бехистоуну планировалось получить приплод, инбредный на отца Бальто Уайлд Риска – и мы его получили, это жеребцы Факт, Габров и Гобой.

Караковый Факт, сын Фарбы, хорошо скакал в Москве, был вторым в призах им. М. И. Калинина, Летнем и РСФСР, затем был поставлен производителем в Лабинский конный завод, но за исключением нескольких лошадей среднего класса ничего не дал.

От другой дочери Бальто Ганки из замечательного семейства Герани были получены два сына: Габров (1976 г.р.) и Гобой (1977 г.р.). Габров отлично скакал двух лет в Ростове (семь стартов, пять побед), затем в Пятигорске и Москве занимал платные места в традиционных призах. После окончания скаковой карьеры был поставлен производителем в Куларский конный завод (Грузия), где оставил маток и несколько жеребцов-производителей местного значения.

Наибольший успех выпал на долю рыжего Гобоя, который показал себя лошадью высокого скакового класса, выступая на ипподромах Москвы, Пятигорска, Венгрии, Германии с двух до четырех лет (14:6–3–2), среди его побед – призы Гранита II, Международный г. Москвы и Северного Рейна-Вестфалии, он был вторым в Дерби и призе Открытия. После окончания скаковой карьеры Гобой поступил в Деркульский, а затем был переведен в Стрелецкий конный завод (Украина), где от него был получен ряд лошадей хорошего скакового класса, но по видимому, слабый маточный состав и упадок в этих хозяйствах не позволил получить от него достойного продолжателя линии.

Наибольший успех выпал на долю сына Рагузы Раута. Он родился в Чехословакии и был переведен в конный завод «Восход» под матерью. Первое время он напоминал «гадкого утенка», в отъеме выглядел маленьким, недоразвитым, поэтому когда он поступил в тренотделение Николая Насибова, было решено отложить его заездку на более поздние сроки, и настоящий тренинг начался только весной, практически без зимней работы. Несмотря на это, в два года Раут при трех стартах три раза легко победил, в том числе в призе им. М. И. Калинина; в трехлетнем возрасте – два старта и две победы, в том числе в Большом Летнем призе. Итак, пять стартов – пять побед, но затем – травма, которая поставила точку в скаковой карьере этого выдающегося жеребца. Однако на то он и выдающийся – жеребец стал классным производителем. Уже в первой «пробной» ставке от него были получены лошади высокого скакового класса. Только травма ноги помешала сыну Раута Арту (1981 г.р.) от дочери Дерзкого Андорры стать нашим четвертым «трижды венчанным» скакуном, на его счету победы в призах им. М.И.Калинина, международном призе Мира, Дерби, Вступительном и международном Кубке Социалистических стран. В заводе Арт стал отличным производителем, подтвердив гипотезу, что выдающиеся скакуны в большей степени становятся отцами выдающихся маток. Так, в конном заводе «Красноармейский» им. А.И.Майстренко по подборам талантливого селекционера Владимира Шабунина от Арта были получены три победительницы Окса: Аргентина от дочери Газолина II Галиции, Акватория от дочери Раунда Руты и Альмира от дочери Флагмана Фаты Моргана. Еще две дочери стали дербистками – Арианка от дочери Афинс Вуда Аэробики в Ростове и Арка от дочери Контакта Казерты в Пятигорске. Арт дал и классных сыновей среди которых своим высоким скаковым классом выделялись победитель Дерби 2000 года Арканзас от дочери Зава Золушки, победитель Кубка Чемпионов Азарт от дочери Афинс Вуда Забавы и выигравший призы Большой Летний и Анилина Агдам от дочери Айвори Тауэра Гонки.

Надо отметить и родного брата Арта, победителя многих традиционных призов гнедого Амура (1988 г.р), который при розыгрыше Австрийского Дерби, оставшись третьим, установил новый всесоюзный рекорд на 2400 м (2.26.2) и занял второе место за «иностранцем» Энтерпрайзом Лабинского конного завода в Московском Дерби. Жаль, что широкого племенного использования этот жеребец в коннозаводстве не имел, так как оно пришлось на период развала Советского Союза.

Арт

Хорошо себя зарекомендовали в скачках еще два сына Раута – два родных брата от дочери Анилина Фесы – Фарат (призы Открытия, Большой Летний, Сравнения и второе место в Дерби за Артом) и Фарт (Международный приз города Бухареста). Оба стали производителями, но большого успеха не имели. Победителем классического приза им. С.М.Буденного стал и жеребец Эрит от дочери Анилина Эльзы. В коневодческих хозяйствах СССР и России работали одиннадцать сыновей и пять внуков Раута, но лишь Арт в конном заводе им. А. И. Майстренко оставил след в отечественном коннозаводстве.

Раут дал победительницу Окса Авирону от дочери Афинс Вуда Амфиары, ставшую отличной маткой. Из других дочерей Раута лучшими были Семра от выдающейся матки «Восхода» Скалы, дочери Крейгхауза, ставшая матерью победительницы Окса Сальвии от Афинс Вуда и ряда хорошо скачущих лошадей, и Стироль от дочери Адена Саны, также давшая победительницу Окса Сальту от Трипл Бака, тем самым пополнив семейство Сосны III очередной оксисткой. Расправа, дочь Раута и Равнины от Анилина, была продана в Ростовский конный завод, выиграла на Ростовском ипподроме Дерби и стала хорошей заводской маткой. Из последних ставок Раута можно выделить несколько ценных кобыл, таких как Варшава от дочери Уитстеда Вуали, Аристократию от дочери Лео Кастелли Ассоли (матери обеих происходят от выдающейся Андорры).

За последнее время в Россию были завезены несколько жеребцов «для скачек» из линии Мэн О'Уора. Это дети Диктата, Уорнинга и его сына Эверти – как правило спринтеры, с которыми мы не научились правильно работать, да и основные призы у нас разыгрываются на более длинные дистанции. Поэтому, пройдя через ипподромную «мясорубку», все они незаметно исчезли.

По моему мнению, линия Мэн О’Уора может еще долго сохраняться в США через отдельных производителей за счет того, что американцы – приверженцы скачек на средние дистанций, то есть до 2000 м, для которых нужны лошади, обладающие высоким спидом, который в данный момент присущ представителям этой линии. Однако для сохранения нужен внутрилинейный генетический «взрыв», чтобы на скаковой дорожке появился выдающейся скакун, который возьмет на себя роль продолжателя линии. В противном случае мы можем стать свидетелями того, как последняя нить, связывающая нас с одним из родоначальников чистокровной верховой породы Мэтчемом, оборвется не дожив до 20-го колена.

Николай Самоволов

Разместил : Anna
Дата публикации: 13/9/2008 13:40:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Расширенный поиск

Июнь 2019

П В С Ч П С В
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
На сайте
89 пользователь(ей) активно
(2 пользователь(ей) просматривают Статьи о скачках)

Участников: 2
Гостей: 87

NikolayM, lgorb, далее...
© hippodrom.ru 2008-2019. Все права на материалы, находящиеся на сайте hippodrom.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Рейтинг@Mail.ru